Обычная
версия сайта
  Размер шрифта:   Шрифт:   Межсимвольный интервал:   Межстрочный интервал:   Цветовая схема:   Изображения:

"А завтра была война..."

Н.С. Заболоткин

 

Николай Семёнович Заболоткин. «От Старицы до Праги»

18-летний мальчишкой ушел на фронт Николай Заболоткин из деревни Власьево Михайловского сельсовета. Колонна ребят в домашних фуфайках, валенках шла в самое пекло войны: на Старицу–Ржев. Шли, шутили, смеялись. Но вот дошли: на подходе к Старице, сколько мог видеть глаз, - заснеженное поле, устланное трупами красноармейцев. И в миг слетело шутливое настроение. Все приумолкли.
 

Поэт А. Чистяков писал:
 Одевались пламенем дали,
 И сердца нам окутывал гнев -
 Там, за рванью колючей стали,
 В муках - Старица, а в пепле – Ржев.

За Старицей калининцы попали к сибирякам в саперный батальон. С болью рассказывает Николай Заболоткин о тех боях: «Так обидно было.… Только позже я понял, что наша страна не была готова к войне: у нас не хватало техники, боеприпасов, не проводилась артподготовка перед наступлением. Пушка выстрелит три раза - и вперёд. Самолетов для прикрытия не было. А если и появится один - немцы тут же собьют его на наших глазах. А противник наступал в боевом порядке. После мощной артподготовки наступает авиация и «добросовестно» бомбит нас, после чего лавиной движутся танки, а за ними вооружённая до зубов пехота… Спали в снегу. Лица опухли от голода. Привезут баланду, по одному черпачку дадут и один сухарик – и воюй, солдатик. Ели мясо убитых лошадей…»
В конце 41-го года Заболоткина ранили. Месяц отлежал в госпитале. И снова в бой, на этот раз под Ржев. А там - мясорубка: получили пополнение, идут в бой, а возвращается горсточка солдат. Ведь у немцев в Ржеве были сильные укрепления. Блиндажи, не говоря о превосходстве в технике.
Шел август 1942 года, когда Николай получил два осколочных ранения. После операции в санбате врач ему сказал: «Счастливый ты, солдат, ещё бы чуть-чуть и осколок попал бы в сердце». Его отправили в госпиталь. Когда эшелон с ранеными двинулся в путь, под Погорелым Городищем попали под обстрел. Кто мог передвигаться, прятались в лесу. А Николай из-за тяжёлого ранения был неподвижен. Но судьба распорядилась так: множество вагонов сгорели или были разбиты, а тот, в котором лежал Заболоткин, и еще несколько остались целыми. Добрались до Горьковского автозавода. Где располагался госпиталь. Немцы часто бомбили автозавод, зная, что здесь выпускают боевую технику. После четырех месяцев лечения Николай полгода изучает артиллерийское дело в Горовецком лагере Горьковской области. После этого Заболоткина направляют в должности командира орудия в 15-ю Гвардейскую десантную дивизию.
С боями Николай дошел до Венгрии. Страшный бой был у озера Балатон. Но это было уже иное время. Советская армия имела в достатке хорошее вооружение и воевала по всем правилам. Как только появлялась авиация с красными звездами, немцы прятались. После освобождения Будапешта дивизия ночью отправилась в Австрию. Тогда Заболоткин не мог понять, почему при взятии Вены войскам приказали замаскироваться и не стрелять в немцев, покидавших город. Понял потом, когда взяли Вену с минимальными потерями.
…В шкатулке у Николая Семеновича хранятся боевые награды. В их числе – медали «За взятие Вены», «За победу над Германией в Великой отечественной войне» и другие.
У Николая Семеновича и Валентины Николаевны большая дружная семья. Вместе с детьми и внуками чета Заболоткиных ждет важного события: через 4 года у них платиновая свадьба – 60 лет совместной жизни.
О том. Как в страшные годы «ад прошли, но мир спасли», Николай Семенович рассказывает неохотно и скупо. Хотя память хранит все…

 
Cайт создан по технологии "Конструктор e-Publish"